Библиотека    Ссылки    О сайте


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Признание

Если крикнет рать святая: 
"Кинь ты Русь, живи в раю!" 
Я скажу: "Не надо рая, 
Дайте родину мою".

Сергей Есенин

Через день после встречи с Городецким, 12 марта 1915 года, Есенин впервые побывал в редакции "Ежемесячного журнала". Он знакомится с редактором журнала Виктором Сергеевичем Миролюбовым, передает ему письмо Городецкого, в котором последний просит "приласкать молодой талант", читает свои стихи.

Характерно, что первой рукописью, которую Есенин оставляет для публикации в "Ежемесячном журнале", была рукопись его "небольшой поэмы" "Галки". В ней, по свидетельству современников, поэт "ярко отобразил поражение наших войск, бегущих из Пруссии, и плач жен по убитым"*. Именно эта антивоенная направленность "Галок" помешала Есенину опубликовать поэму в Москве, о чем говорилось выше. Не смог напечатать "Галки" и "Ежемесячный журнал". Между тем их публикация имела для Есенина, несомненно, принципиальное значение. Не случайно, будучи в 1916 году в Вологде, он вновь пытается напечатать "Галки". И опять - безрезультатно. Неопубликованная рукопись "Галок" в архиве поэта не сохранилась**. Тем не менее уже сам по себе факт, что такая поэма была написана Есениным, а также настойчивое стремление молодого поэта, несмотря на запрет московской цензуры, напечатать "Галки", говорят о многом. И прежде всего об определенной гражданской позиции Есенина, очевидных антивоенных настроениях, с которыми молодой поэт появляется в столице.

* (Деев-Хомяковский Г. Д. Из статьи "Правда о Есенине". - В сб.: Воспоминания о Сергее Есенине, с. 105.)

** (Будем надеяться, что рукопись "Галок" со временем обнаружится в одном из московских или ленинградских архивов. И тогда об этой поэме Есенина станет известно не только из воспоминаний современников и книги регистрации рукописей "Ежемесячного журнала" - мы сможем прочитать эту поэму.)

Что же касается дальнейших отношений Есенина с "Ежемесячным журналом", то через некоторое время он вновь посетил его редакцию. 27 апреля 1915 года поэт передал в журнал рукопись стихотворения "Девичник"*. Уже в июльской книжке журнала за 1915 год оно было опубликовано вместе с двумя другими, ныне широкоизвестными стихотворениями Есенина - "Сыплет черемуха снегом..." и "Троица" ("Троицыно утро, утренний канон..."). В августовской книжке журнала печатаются стихотворения поэта "Выткался на озере алый свет зари..." и "Пастух" ("Я - пастух, мои палаты..."). Несколько ранее редактор журнала В. С. Миролюбов, сообщив Есенину о публикации этих стихотворений, просил его прислать новые стихи. "Дорогой Сергей Александрович! Прислали бы Вы нам стихов. То, что можно было пустить, пустили... В августе идут "Выткался на озере..." и "Пастух"**, - писал Миролюбов. Судя по этому письму, первые выступления молодого поэта на страницах "Ежемесячного журнала" вызвали положительный отклик. В ответ на просьбу Миролюбова Есенин посылает в редакцию рукопись стихотворений "Белая свитка и алый кушак..." и "Танюша" ("Хороша была Танюша, краше не было в селе...")***. Вскоре после этого он получает письмо из редакции "Ежемесячного журнала", отправленное ему в Константиново 16 сентября 1915 года. "Виктор Сергеевич извещает Вас, что стихотворения Ваши "Танюша" и "Белая свитка..." можно будет напечатать. Вашим сообщением о сказках и песнях старинных, - говорилось в письме далее, - Виктор Сергеевич заинтересовался и просит прислать их ему"****. В ноябре 1915 года стихотворение "Танюша" было напечатано в "Ежемесячном журнале". Стихотворение "Белая свитка и алый кушак..." появилось в одном из номеров журнала за шестнадцатый год. Кроме него в 1916 году в "Ежемесячном журнале" были напечатаны такие широкоизвестные теперь стихотворения Есенина, как "В том краю, где желтая крапива...", "За горами, за желтыми долами...", "Запели тесаные дроги...", "Опять раскинулся узорно...", "День ушел, убавилась черта...", "Исус-младенец". Два стихотворения поэта: "Нощь и поле, и крик петухов..." и "Не от холода рябинушка дрожит..." появляются в "Ежемесячном журнале" в 1917 году.

* (Книга регистрации рукописей "Ежемесячного журнала", ИРЛИ, ф. 185, оп. 1, ед. хр. 1345.)

** (ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 113.)

*** (Книга регистрации рукописей "Ежемесячного журнала", ИРЛИ, ф. 185, оп. 1, ед. хр. 1345.)

**** (ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 108.)

Следует подчеркнуть, что многие ранние стихи поэт не включает в дальнейшем в свои книги, считая их, очевидно, художественно несовершенными. Особую требовательность проявил Есенин при подготовке к печати своего Собрания сочинений. Тогда, в 1925 году, он исключил из состава первого тома более трети стихотворений, написанных им в 1910-1916 годах.

Тем более примечательно, что почти все стихотворения, опубликованные в "Ежемесячном журнале", Есенин включает в свои первые книги: "Радуница" и "Голубень". Позднее он неоднократно перепечатывает их в других изданиях. Наконец, почти все они вошли в первый том его Собрания сочинений.

Вслед за "Ежемесячным журналом" к стихам Есенина проявляют интерес и другие столичные журналы. "Стихи у меня в Питере пошли успешно, - писал Есенин 24 апреля 1915 года. - Из 60 принято 51. Взяли "Северные записки", "Русская мысль", "Ежемесячный журнал" и др.".

Несомненно, этому успеху способствовали и авторитетное напутствие Блока, и дружеская поддержка, особенно поначалу, Городецкого и Мурашева. Однако главным "виновником" этого успеха был сам поэт, его могучий, народный талант. "Когда он пришел к Блоку, потом ко мне... - вспоминал Городецкий, - он и нас также ушиб, также огорошил своим талантом и своим необычайным богатством, которое он нес в своем голосе".

Среди "других" журналов, "взявших" стихи Есенина, был "Новый журнал для всех". Уже в апреле этот журнал печатает стихотворение Есенина "Кручина" ("Зашумели над затоном тростники...") с авторским посвящением поэту Сергею Городецкому*. В майской книжке этого же журнала был помещен отрывок из есенинской "Руси". Полностью "Русь" публикуют "Северные записки". Издатель этого журнала С. И. Чацкина писала 18 июля 1915 года Есенину: "Дорогой Сергей Александрович, очень мы обрадовались Вашему письму и тому, что Вы нам рассказ пишете. Ваша "Русь" печатается в июльской книжке и на днях появится. Тогда пришлем Вам и книжку, и денег... Надеюсь, что привезете нам песен и сказок. Я часто вспоминаю Ваши песни".

* (Несколько ранее Есенин напечатал это стихотворение в московском журнале "Млечный Путь" № 2 за 1915 год. Включил его в "Радуницу", а позднее - в другие издания, в том числе в Собрание сочинений.)

"Русь" была встречена в литературных кругах с особым интересом. Очень скоро эта "маленькая поэма" Есенина стала широко известна. Газета "Биржевые ведомости" 12 октября 1915 года, сообщая о программе "вечера народной поэзии", проводимого литературно-художественной группой "Краса" 25 октября в зале Тенишевского училища, указывала, что на этом вечере "впервые выступит молодой поэт, крестьянин Рязанской губернии Сергей Есенин, так удачно дебютировавший нынешней весной во многих журналах. С. Есенин прочтет известную поэму свою "Русь" (выделено мной. - Ю. П.) из цикла стихов "Маковые побаски"*.

* (Биржевые ведомости, веч. вып. Пг., 1915, № 15162, 21 октября.)

В "Северных записках" Есенин выступил впервые и как прозаик. Еще в сентябре 1915 года издатель журнала Чайкина, узнав, что Есенин работает над повестью, просит ему передать (поэт в это время находился в Константинове), чтобы он "прислал им в "Сев. зап." всю прозу, сколько... есть, и поскорей"*. В феврале - мае 1916 года повесть Есенина "Яр" была уже напечатана в "Северных записках". В 1916 году в этом журнале Есенин опубликовал стихотворения "Корова" ("Дряхлая, выпали зубы..."), "За темной рядью перелесиц..." и "Устал я жить в родном краю..."**.

* (ЦГАЛИ, ф. 190, он. 1, ед. хр. 110.)

** (Северные записки. Пг., 1916, № 9, сентябрь.)

Среди других журналов, взявших стихи Есенина, был и еще один - "Голос жизни", который, так же как и "Новый журнал для всех", напечатал их уж в апреле 1915 года. В очередном номере этого двухнедельного журнала, который вышел 22 апреля, стихи Есенина заняли целую полосу. Здесь были: "Темна ноченька, не спится...", "Под венком лесной ромашки...", "В хате" ("Пахнет рыхлыми дроченами...") и "По-дороге идут богомолки..."*. Стихи сопровождались рисунками.

* (Голос жизни. Пг., 1915, № 17, 22 апреля.)

Еще до публикации в "Голосе жизни", в конце марта, Есенин встречается с редактором журнала "Русская мысль" П. Струве, который, по словам поэта, принял его стих в свой толстый и важный журнал. Несколько позднее стихотворения "Инок" ("Пойду в скуфье смиренным иноком..."), "Калики", "Вечер" ("На лазоревые ткани...") появляются на страницах "Русской мысли"*. Одновременно в журнале "Огонек" Есенин печатает стихотворение "Рекруты" ("По селу тропинкой кривенькой...")**. Вместе с "Каликами", "Иноком" и "Вечером" оно затем было включено поэтом в его первую книгу "Радуница". Уже в начале мая 1915 года появляется сообщение о подготовке ее к печати***. 4 июля 1915 года Городецкий просит Есенина, находящегося в это время в Константинове: "Пришли мне книжку свою теперь же, хоть как она есть". В этом же письме к Есенину он рассказывает: "Был здесь Бальмонт. Показывал ему твои портреты и стихи, где нищий дает богу хлеб, - понравились чрезвычайно..."****. Вскоре в другом письме он вновь с радостью сообщает молодому поэту: "Был я в Москве. Молва о тебе идет всюду, все тебе рады..."*****

* (Русская мысль. М.-Пг., 1915, кн. VII.)

** (Огонек. Пг., 1915, № 30.)

*** (На обложке сборника С. Городецкого "А. С. Пушкину" (вышел в свет не позднее 12 мая 1915 г.) было объявлено, что в книгоиздательстве "Краса" печатаются: "Краса. Сборник 1-й... Сергей Есенин, Усильник..." Готовятся: "Рязанские побаски, канавушки и страдания", Сергей Есенин "Радуница".)

**** (ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 107.)

***** (ЦГАЛИ, ф. 190, оп. 1, ед. хр. 107.)

Не позднее сентября 1915 года владелец крупного книгоиздательства "Прометей" Н. Н. Михайлов направляет Есенину письмо-предложение: "Не будете ли Вы любезны дать нам оттиски Ваших произведений или в крайнем случае указать, где они печатались. Хотелось бы для дальнейших сборников иметь Ваши вещи, а может быть, нужно было бы издать отдельной (целой) книгой".

Как все изменилось в судьбе Есенина за поразительно короткий отрезок времени! Давно ли Блоку читал стихи деревенский паренек, которого никто не знал в столице. Теперь, через несколько месяцев, известный издатель предлагает ему свои услуги, в печати объявлено о выходе его первой книги, редакторы столичных журналов охотно печатают его новые стихи. С каждой публикацией усиливается интерес к творчеству молодого рязанского поэта.

В августе 1915 года стихи Есенина печатает на своих страницах газета "Биржевые ведомости"*. В дальнейшем, вслед за "Миколой", в 1915 году она публикует еще шесть есенинских стихотворений, среди них такие известные, как "Черная, потом пропахшая выть!..", "Гой ты, Русь, моя родная...", "Край любимый! Сердцу снятся..."**.

* (Биржевые ведомости, утр. вып. Пг., 1915, № 15047, 25 августа.)

** (Биржевые ведомости, № 15141, 11 октября; № 15209, 14 ноября; № 15289, 25 декабря 1915 г.)

В канун нового, 1916 года газета "Биржевые ведомости" назвала читателям имена литераторов, чьи выступления предполагались на ее страницах в будущем году. Рядом с Александром Блоком среди известных писательских имен стояло имя Сергея Есенина.

В самом начале 1916 года вышла первая книга Есенина - "Радуница". Надо ли говорить, сколь счастлив был в те дни двадцатилетний поэт! "Получив авторские экземпляры, - рассказывает один из современников Есенина, - Сергей прибежал ко мне радостный, уселся в кресло и принялся перелистывать, точно пестуя первое свое детище. Потом, как бы разглядев недостатки своего первенца, проговорил:

- Некоторые стихотворения не следовало бы помещать.

Я взял книгу, разрезал упругие листы плотной бумаги и перечитывал давно знакомые строчки стихов:

Пахнет рыхлыми дроченами: 
У порога в дежке квас, 
Над печурками точеными 
Тараканы лезут в паз. 
. . . . . . . . . . . . .
А в окне на сени скатые, 
От пугливой шумоты, 
Из углов щенки кудлатые 
Заползают в хомуты.

Ставя книгу на полку, Есенин со вздохом произнес:

- Надо приниматься за поэмы.

На книге, оставленной на моем письменном столе, Есенин написал:

"Другу славных дел о Руси "Страде великой".

Михаилу Павловичу Мурашеву на добрую память.

Сергей Есенин. 4 февраля 1916 г. Пегрог[рад]"*.

* (Мурашев М. П. Сергей Есенин. - В сб.: Воспоминания о Сергее Есенине, с. 153.)

В дальнейшем, подготавливая к печати второе издание "Радуницы", поэт исключает из состава сборника почти половину стихотворений (шестнадцать!), которые были в свое время помещены и опубликованы им в первом издании. Это очень характерно для Есенина. При этом заметим, что подобное предельно взыскательное авторское отношение к публикации своих произведений Есенин сохранил на всю жизнь. Когда в двадцать пятом году поэт готовил к изданию свое Собрание сочинений, то из пятнадцати тысяч строк, написанных им, отбирает "самое лучшее" - десять тысяч строк и лишь их включает в Собрание. Таким образом, фактически почти одна треть стихов Есенина осталась за бортом его прижизненного Собрания. Вот пример высочайшей ответственности художника, достойный подражания!

Но вернемся к первой книге поэта. Внешне она выглядит подчеркнуто скромно и просто. Переплет из обыкновенного серого картона. Типографским шрифтом тиснуто, довольно крупно, красной краской - Радуница - это название сборника. В художественном оформлении обложки, титульного листа - ничего поэтического. Лишь необычное звонкое название задерживает внимание. Радуница... Радуга... Радужный... Радость. Подобная "цепная реакция" невольно возникает в сознании. И как-то само собой, без нажима, слово "радуница" навсегда "западет" в память. Есенин и в дальнейшем каждому новому сборнику стихов, каждой вновь задуманной книге находил броские, эмоционально выразительные, точные по мысли, неповторимо образные названия: "Голубень", "Зарянка", "Преображенье", "Руссеянь", "Трерядница", "Ржаные кони", "Страна Советская", "Березовый ситец", "Персидские мотивы" и др.

Что же касается "Радуницы", то ее истинная красота и художественность были заключены в стихах молодого поэта - "свежих, чистых, голосистых". Вспомним ныне широкоизвестные крылатые есенинские строфы, живописные, словно акварелью нарисованные образы:

Выткался на озере алый свет зари, 
На бору со звонами плачут глухари. 

Плачет где-то иволга, схоронясь в дупло. 
Только мне не плачется, - на душе светло.

Или:

Гой ты, Русь, моя родная, 
Хаты - в ризах образа... 
Не видать конца и края - 
Только синь сосет глаза. 

Черная, потом пропахшая выть! 
Как мне тебя не ласкать, не любить?
. . . . . . . . . . . . . . . . . .
Оловом светится лужная голь... 
Грустная песня, ты - русская боль.

Все это из "Радуницы". Перелистаем ее пожелтевшие от времени страницы.

Знакомые, родные стихи: "Край любимый! Сердцу снятся...", "Матушка в Купальницу по лесу ходила...", "Заиграй, сыграй, тальяночка, малиновы меха...", "Ты поила коня из горстей в поводу...", "Дымом половодье...", "В хате", "Дед", "Пастух", "Рекруты", "Сторона ль моя, сторонка..." "Сыплет черемуха снегом..."

"Поэзия разлита всюду. Умей только ощущать ее. А сколько поэзии в самом крестьянском труде! Можно залюбоваться на старого деда, когда он чистит вытоптанный ток: и - "как в жамковой слюде, и играет зайчик солнца в рыжеватой бороде". Можно позавидовать пастуху, чьи хоромы - "в мягкой зелени поля".

Когда нам говорили о поэзии крестьянского труда писатели-народники, например Н. Н. Златовратский, и даже когда сам Кольцов воспевал нам урожай или покос, мы не могли не подозревать известной идеализации. Но в Есенине говорит непосредственное чувство крестьянина, природа и деревня обогатили его язык дивными красками... Для Есенина нет ничего дороже родины" - так высоко и проницательно отозвался в те дни о "Радунице" тонкий ценитель и знаток русской поэзии профессор П. Н. Сакулин.

Когда "появилась моя первая книга "Радуница", - замечает Есенин в автобиографии, - о ней много писали. Все в один голос говорили, что я талант". "Радуница" переиздавалась в восемнадцатом и двадцать первом годах. Три издания одного сборника стихов. Далеко не всегда так удачно складывается судьба первой поэтической книги.

В издание "Радуницы" 1916 года вошли далеко не все стихи и поэмы, которые были к тому времени созданы Есениным. Здесь следует прежде всего назвать "маленькие поэмы" - "Марфа Посадница" и "Русь", которые поэт в дальнейшем включил во второе и третье издания "Радуницы".

Если в "Марфе Посаднице" молодой поэт пытается выразить свободолюбивые чувства, обращаясь к героическому прошлому, то в стихотворении "Русь" он рассказывает о тяжелых испытаниях, которые переживала Россия в настоящем.

"...В начале 1915 г., еще перед отъездом в Петроград, - вспоминает поэт-суриковец С. Фомин, - Есенин является к товарищам, где был и я, с большим новым стихотворением под названием "Русь".

В тесной накуренной комнате все притихли.

Зазвенел голос белокурого Сережи...

Читал Сережа с душой и с детски чистым и непосредственным проникновением в те события, какие надвигались на любимую им мужичью, в берестяных лапотках, Русь... Этим стихотворением он и приобретает себе известность и имя"*.

* (Фомин С. Из воспоминаний. - В сб.: Памяти Есенина. М.: Книгоиздательство Всероссийского союза поэтов, 1926, с. 130-131.)

Война была для крестьянской Руси непоправимым бедствием. Народу не нужна война, ибо и без нее много горя, - вот главная мысль есенинской "Руси".

Суров, печален, правдив рассказ поэта о родине в годину военных невзгод. Атмосфера тревожного предчувствия надвигающейся беды уже ощутима в начале стихотворения:

Потонула деревня в ухабинах, 
Заслонили избенки леса. 
Только видно на кочках и впадинах, 
Как синеют кругом небеса.

И поэту дорога и близка эта Русь. Ему хочется верить, что беда, может быть, обойдет отчий край стороной. А черные тучи уже застилают горизонт... Война!

Понакаркали черные вороны: 
Грозным бедам широкий простор. 
Крутит вихорь леса во все стороны,
Машет саваном пена с озер. 

Грянул гром, чашка неба расколота, 
Тучи рваные кутают лес. 
На подвесках из легкого золота 
Закачались лампадки небес. 

Повестили под окнами сотские 
Ополченцам идти на войну. 
Загыгыкали бабы слободские, 
Плач прорезал кругом тишину.

Такие строки могут родиться только в сердце художника, для которого война - непоправимое человеческое горе. Вот откуда лирический накал этих строк.

Одна за другой развертываются в "Руси" грустные картины деревенской жизни во время войны. Опустели села. Осиротели избы. Изредка нежданно-негаданно приходили в деревню солдатские весточки:

Они верили в эти каракули, 
Выводимые с тяжким трудом, 
И от счастья и радости плакали, 
Как в засуху над первым дождем.

Всей душой, всем сердцем поэт с народом - и в короткие радостные мгновения, и в долгие годы горя и печали.

Я люблю эти хижины хилые 
С поджиданьем седых матерей. 
. . . . . . . . . . . . . . . .
Ой ты, Русь, моя родина кроткая, 
Лишь к тебе я любовь берегу.

Поджиданье седых матерей... О многом заставляет нас и сегодня задуматься, многое заново пережить рассказ поэта о прошлых военных бедах на Русской земле.

Стихотворение "Русь" - знаменательная веха во всем дооктябрьском творчестве Есенина, своего рода программное произведение. Трудно назвать иное стихотворение Есенина до 1917 года, где бы с такой определенной социальной направленностью, так художественно полнокровно раскрывалось поэтом чувство любви к родине. "Русь" стала как бы своеобразным художественным кредо молодого поэта. В ней зазвучали, слились в единую поэтическую симфонию о родине и задушевные мелодии таких чудесных есенинских этюдов о родной природе, как "С добрым утром!", "Край любимый! Сердцу снятся...", "Еду. Тихо. Слышны звоны..." и звонкие, задорные ритмы таких стихотворений, как "Гой ты, Русь, моя родная...", "По селу тропинкой кривенькой...", и наполненные грустью - "Топи да болота...", "Тяжело и прискорбно мне видеть...". И едва ли не всего слышнее в этой симфонии тревожные, невеселые думы о тяжелой крестьянской доле, полной вздохов и слез, характерные для таких стихотворений, как "Черная, потом пропахшая выть!..", "Заглушила засуха засевки...", "Узоры", "Грустно... Душевные муки...", "Молитва матери". Ни в одном из других произведений той поры Есенин не был столь близок к реалистическому показу действительности. Образ родины в "Руси" не застит ни религиозная символика, ни церковная лексика. Нет здесь и тени ученического подражания, копирования литературных приемов других авторов, что нетрудно обнаружить в ряде ранних стихотворений и у Есенина ("Моя жизнь", "Тяжело и прискорбно мне видеть...").

В "Руси" отчетливо слышен свой поэтический голос, своя песнь о родине. И вместе с тем песнь эта как бы продолжает проникновенную кольцовскую песнь о Русской земле; по настроению "Русь" чем-то перекликается с блоковскими скорбными раздумьями о родине.

И едва ли не более всего она заставляет нас вспомнить строки знаменитой некрасовской песни "Русь":

Ты и убогая, 
Ты и обильная, 
Ты и забитая, 
Ты и всесильная, 
Матушка-Русь!

И хотя в "Руси" Есенина слышится больше скорбный голос "музы печали", чем "музы мести", народного гнева, нельзя не видеть, не почувствовать главного: в основе своей это произведение близко по духу поэзии Некрасова.

Стихотворение "Русь", как и ряд других, давало Есенину полное право сказать позднее о том, что отделяло его творчество от буржуазно-декадентской литературы в годы мировой войны: "Резкое различие со многими петербургскими поэтами в ту эпоху сказалось в том, что они поддались воинствующему патриотизму, а я, при всей своей любви к рязанским полям и к своим соотечественникам, всегда резко относился к империалистической войне и к воинствующему патриотизму... У меня даже были неприятности из-за того, что я не пишу патриотических стихов на тему "гром победы, раздавайся", но поэт может писать только о том, с чем он органически связан"*.

* (Розанов И. Есенин о себе и других. М., Кооп. изд-во писателей "Никитинские субботники", 1926, с. 22.)

Есенин был кровно связан с жизнью народа, и прежде всего с жизнью русского крестьянства. Красота родных русских раздолий, язык сограждан, молодецкая удаль и грустная боль русской песни, в которой звенит народная душа, - все это было для поэта органически родным и близким. Все, что несло горе и страдание его народу, было чуждо поэту. Есенинская лирика уходит своими корнями в ту реальную действительность, которая окружала поэта.

И было бы неверно, по старой традиции, видеть в ранней поэзии Есенина только идеализацию и поэтизацию патриархальной деревенской старины, хотя, бесспорно, налет ее имеется в его юношеских стихах.

Разве можно, как это было еще в недалеком прошлом, утверждать, что ранняя поэзия Есенина лишена драматизма и напряженности, полна гармонии пастушеского восприятия жизни, звуков свирели и коровьих вздохов?

Стихотворение "Русь" (а к нему мы вправе присоединить "Марфу Посадницу", "Ус", "Песнь о Евпатии Коловрате", "Заглушила засуха засевки...", "Кузнец", "Выть", "Бельгия", "Узоры", "Греция", "Польша" и другие произведения Есенина) показывает всю несостоятельность и необъективность подобных легенд и суждений.

Молодому поэту понятны и близки тревоги и заботы крестьянской Руси. Гражданственность, демократизм юного поэта помогли ему увидеть чуждый народу характер империалистической войны и преодолеть в дальнейшем декадентское наступление на его поэзию в Петрограде.

Как бы отвечая всем тем, кто хотел увести его поэзию от главного - служения родине, еще в 1914 году юный поэт писал:

Если крикнет рать святая: 
"Кинь ты Русь, живи в раю!" 
Я скажу: "Не надо рая, 
Дайте родину мою".

Есенин остался верен этой юношеской клятве до последних дней своей жизни.

Следует со всей определенностью подчеркнуть, что молодому поэту - Сергею Есенину (он сам писал об этом) были творчески близки реалистические традиции классики и чужд дух "идеализации народничества" в изображении жизни крестьян.

1955-1975

предыдущая главасодержаниеследующая глава




© Злыгостев Алексей Сергеевич 2013-2014
При использовании материалов обязательна установка активной ссылки:
http://s-a-esenin.ru/ "S-A-Esenin.ru: Сергей Александрович Есенин"